об археологических памятниках
Охтинского мыса

Дмитрий Сергеевич Лихачев: Петербург не нужно переделывать

Интервью газете "Санкт-Петербургские ведомости", 1994

- Город, развивающийся по определенной градостроительной идее, заложенной Петром, не должен резко менять своей концепции, если мы хотим, чтобы Петербург оставался Петербургом. У него есть свой "генетический код", он заложен самим Петром - строить по горизонтали. Горизонтали преобладают, они создают красоту нашего города. Поднимающиеся над горизонталями вертикали храмов и Адмиралтейства имеют определенное идеологическое значение. То, что Исаакий пока еще самое высокое здание в городе, знаменует собой приоритет духовного начала. Но почему здание бизнес-центра будет выше Исаакия? Что высотность центра означает? Ведь архитектура не может быть просто значительной, она должна быть еще и значимой. В девятнадцатом веке, в эпоху капитализма, банки не строились выше церквей. Почему же сейчас они должны быть самыми высокими в городе?

- Казалось, что период гигантомании мы уже пережили...

- Увы! Но, строя новую доминанту, мы должны хотя бы подумать о неудачах подобных сооружений в других городах. Почему Новый Арбат в Москве явился ошибкой? Почему был ошибочен неосуществленный, к счастью, проект Дома Советов? Почему в Хельсинки отказываются от строительства высотных зданий, почему они запрещены в Стокгольме, Венеции, Флоренции? А ведь наш Петербург не хуже, а во многом и лучше.

- Но специалисты утверждают, что высота небоскреба на Васильевском не так уж страшна - эксперимент, проведенный с помощью вертолета, доказал, что здание не будет видно с Невского проспекта, оно не "накладывается" ни на Адмиралтейство, ни на Биржу...

- Это не аргумент, а нелепость. А если закрыть глаза, так вообще ничего не видно, совсем хорошо? Дело обстоит значительно серьезнее, чем представляется специалистам и главному архитектору города. В список памятников всемирного культурного наследия России кроме исторического центра Петербурга, из которого предлагается нам не видеть небоскреб, официально включены и дворцово-парковые ансамбли пригородов Петербурга — в том числе на берегу Финского залива, как раз напротив западной оконечности Васильевского острова, где предложено строить небоскреб, - Стрельна, Петергоф, Ораниенбаум. Что же, жителям и туристам тоже закрывать глаза? Или стоять спиной к Петербургу? Архитектура не только смотрится глазами, она ощущается спиной, памятью. Если осознавать, что в городе Зимний дворец, Исаакий, Адмиралтейская игла не самые высокие сооружения и не самые значительные здания, то все впечатление от Петербурга будет совершенно иным.

- Но подобные возражения в свое время вызывала и 300-метровая Эйфелева башня в Париже - многие не хотели принимать этого железного монстра. Теперь же это сооружение - неотъемлемая часть Парижа, своеобразный его символ. Досталось и зданию компании "Зингер", вознесшему напротив Казанского собора купол с глобусом, посаженным на швейную иглу. Сегодня мы не представляем себе Невского без Дома книги. Так, может быть, мы пытаемся создать что-то подобное, что станет символом нового Петербурга, и ничего плохого в этом стремлении нет?

- Между прочим, в Париже до сих пор существует общество противников башни. И все-таки она воспринимается не как здание, а как техническое сооружение. Поэтому зритель может свободно отвлекаться от него, оно не нарушает всей архитектуры города, как, к примеру, и наша телевизионная башня.

Дом книги, конечно же, нарушил стройность Невского проспекта, но нас примиряет с ним только великолепный дорогой материал, из которого он построен, представьте себе это здание не в бронзе, не в чугуне, не в мраморе, а выполненное в силикатном кирпиче - это будет безобразие. Посмотрите на аналогичное по размерам здание КГБ на Литейном, выстроенное в основном из обычных материалов, - оно взрывает проспект, делает его на этом участке особенно мрачным, особенно учитывая назначение этого здания.

Что касается желания и стремления создать символ нового Петербурга, то он уже есть - это адмиралтейский кораблик и герб нашего города, и Медный всадник, и ангел на Петропавловской крепости. Так что, все это перечеркнуть новым символом на здании бизнес-центра? Что он будет символизировать - упоение бизнесом?


Из публичных выступлений Дмитрия Сергеевича Лихачева:

"Если мы любим свой город, мы должны сохранять облик города, созданный в значительной мере при его закладке великим Петром. В первую очередь мы не должны строить высотные здания".

"Что, собственно, нужно в Петербурге? В Петербурге не нужно никакой специально новой архитектуры. В Петербурге нужна "дополнительная архитектура", то есть та, которая в какой-то мере была бы согласована с традиционной архитектурой нашего центра, с исторической архитектурой. Петербург не нужно переделывать".